romania-with-love
Доктор Хван никогда не пользовался общей столовой комнатой в этом доме, он всегда ел либо у себя, либо в кабинете, хотя в кабинете он бывал намного чаще, чем у себя. Аппетит разыгрался не на шутку, все же копать могилы это очень утомительное занятие. А нагрузка на совесть, какая, лучше совсем не вспоминать. Субой с каким-то неподдельным интересом и ожиданием смотрела на него. Будто он должен был сейчас между первым и вторым глотком вина поведать ей тайну мироздания. Вино здесь было не такое как в Лондоне и, наверное, поэтому Чансон смаковал его с таким удовольствием, и совсем не обращал внимания на свою соседку, от ее взгляда кусок в горло бы ни полез. Он поболтал в бокале вино, оно оставляло легкий красноватый оттенок на прозрачном стекле, такой замечательный красноватый цвет, что в байки о вампирах начинало вериться совсем по-настоящему. Он сделал еще глоток. И перевел взгляд на девушку. Как давно он не трапезничал, в компании милых дам, будто это была совсем другая жизнь много лет назад, именно так ему представлялось сейчас вся его прежняя жизнь в Британии. Скользнул взглядом по мисс Транг Ан, милой леди ее можно было назвать с натяжкой, возможно отличный специалист в своем деле, умная, здравомыслящая, бесстрашная, симпатичная, но никак не милая леди. Доктор лениво побултыхал вино в левой руке, еда сегодня была особенно вкусной, да и вообще он обедал в кое-то веки по-человечески, а ни в компании очередного тела на разделочном столе или бесконечных химических жидкостей и склянок сомнительного назначения. Вина показалось доктору маловато, и он напоследок решил заполировать обед глотком коньяка, припасенного на черный день в красивой фляжке с геральдическими рисунками. Коньяк явно пришелся доктору по душе и по телу, то что нужно после долгой работы на морозе. Внутри как-то сразу потеплело, коньяк разошелся приятным обжигающим теплом, Хван слегка расплылся в улыбке, и даже бы расслабился, но взгляд барышни напротив не позволял. Продолжать далее весь этот фарс не имело смысла, и поэтому Чансон пригласил даму к себе в лабораторию. Галантно открыл перед ней дверь и жестом пригласил вовнутрь. Потом достал из-за пазухи то, что сегодня собрал в могиле, достал тот самый бутылек с бирюзовой жидкостью и шерстью предположительного оборотня. Собрал какие-то склянки с разноцветными жидкостями. Зажег горелку. Взял одну колбу с треугольным дном и вытянутым горлышком, в ней была прозрачная жидкость, закрепил и слегка подогрел на огне. Потом извлек откуда-то из стола маленькую аккуратную японскую чашечку и накапал туда подогретую жидкость.
- Подержишь? Оно не горячее, - протянул ее Субой.
Затем взял кислоту, еще одну, смешал их в нужной пропорции два к трем. Слегка подогрел, сыпанул будто бы серебряный порошочек, в пробирке все зашипело и вспенилось, чуть ли не выкипая на руки доктору, он небрежно опустил пробирку в держатель, потом бесцеремонно взял из рук девушки чашку и осушил ее досуха.
- Это всего лишь сакэ, было бы печально перепутать с соляной кислотой, не находишь? – Доктор Хван странно так, по-маньячному улыбнулся, - тебе налить? – и, не дожидаясь ответа, вернулся к своему эксперименту, жидкость в пробирке стала совсем темной со странным розовым переливом. Глаза у него блестели, а руки будто бы делали все сами, он бы мог напомнить сейчас фокусника, если бы ни эта улыбочка на его лице. Аккуратно добавил в пробирку найденный в могиле фрагмент. Жидкость резко изменила цвет с темного, почти черного, на нежно-нежно-розовый, а когда Хван капнул капельку очередной кислоты, все изменилось до бирюзового. Реакция была именно такой, как на волосок их оборотня. Чансон посмотрел на Субой, держа перед собой две пробирки, с видом нобелевского лауреата.
- Знаешь, что это значит? – кажется он смаковал момент своего легкого химического безумия и такого же легкого догнавшего его опьянения, а так же то, что Транг Ан наверняка не знала что здесь сейчас произошло, - наши жертвы не были укушены вампиром или растерзаны оборотнем, - он заворожено помотал головой в знак подтверждения своих снов, но восхищенного трепета в глазах юной леди не увидел и вернул все пробирки на места. А потом чинно благородно проследовал к своему столу, и уселся в свое кресло, закидывая на столешницу ноги. Принялся проверять пистолет.
- Это значит, что в кровь жертвам был введен галлюциноген, который вызывал все эти видения, шерсть волка была пропитана раствором угольной кислоты, что бы сбить с толку тест на возраст тканей. Технологии еще так несовершенны, а я прозябаю в какой-то жуткой Румынии, - Доктор Хван расставил пули из барабана своего револьвера на столе. – Так же при вскрытии меня настораживали странные синяки на шее и запястьях, будто они сидели связанными до и после смерти. Есть разница, в синяках и увечьях полученных еще при жизни… - он хотел было поведать Субой, как же это он определил, какие синяки были нанесены до, а какие после смерти, но передумал, зачем ей знать всю магию момента.
- Так вот мисс Транг Ан, как бы моему самолюбию сейчас и не было больно от внезапного признания, но кажется, вы были правы, у нас тут орудует не шайка вампиров, а шайка изощренных маньяков кровопийц, вот только что им здесь нужно, эта деревушка такая же как и миллионы других, тихая, со своим ритмом, вполне пригодная для неторопливой сельской жизни без излишеств, зачем сеять панику среди народонаселения, зачем убивать невинных и измываться над их телами… - говорил он столикой сожаления и скорби, но в тоже время с некоторым безумием исследователя. Ему всегда было интересно, откуда берутся маньяки с такими странными идеями, влечениями и маниями, что движет ими, и каждый раз заставляет хвататься за нож.
Доктору Хвану вдруг сделалось так хорошо на душе, он расплылся в улыбке и засмотрелся на Субой, алкоголь в последнее время делал ему несказанно хорошо, а вкупе с появившейся прекрасной леди, хотя она была совсем не леди, но от этого не менее прелестная, манеры может, хромали, но, да ладно, она же не леди, ей не посещать Букенгем и не пить с принцами на брудершафт, да и в платье доктор Хван весьма смутно видел эту особу, кажется, он е уже вообще смутно видел потому, что глаза начали закрываться сами собой… Вино, коньяк, сакэ… плохая смесь, либо в другом порядке надо пить, либо в другой пропорции. Лениво думалось ему. Но странную дрему прервал вскрик, будто бы сам ад спустился на эту грешную землю и заполнил все болью и страданием грешных душ. Чансон схватил пистолет и стремглав вылетел вон, на улицу. Там его ждало странное зрелище, которое должно было опровергнуть всю его теорию…
- Чур, меня, чур… - присвистнул доктор, жители шарахались в стороны и боялись подходить ближе, кто-то даже приготовил вилы и другие средства самообороны, чеснок, святая вода, распятие.
Первая жертва, гроб которой сегодня оказался пустым, сейчас расхаживала по улице, как ни в чем не бывало. Хотя все движения ей давались с трудом, да и признаки гниения не украшали некогда симпатичную особу, которая встретила доктора в первый его день в этой деревушки и, не стесняясь, строила глазки молодому корейскому англичанину. Хван повернул голову набок, запашок от девушки шел тоже будь здоров, но напоминал что-то такое неуловимо знакомое. Поморщил нос.
- Субой познакомься, первая жертва, - вдохновенно улыбнулся доктор этой мертвой барышне. – И она вполне себе живая ходит… Что скажешь?
Но, кажется, их разговор придется перенести, потому что барышня вдруг кинулась на первого встречного и пыталась укусить в шею. Лось выхватил пистолет и пальнул по монстру, тот развернулся на него, отпуская первого беднягу.
- Упс… - Хван стал пятиться назад, - Мирела может, договоримся, может как-нибудь… Только не прикасайся ко мне.
Но мертвые не слышат, палить по девушке было бессмысленно, только зря патроны тратить, Лось и не палил. Мирела в один прыжок сократила расстояние до Хвана и уже ее руки смыкались на его шее. А рот открывался, обнажая белые клыки, как вдруг луч солнца упал ей на предплечье и девушка задымилась, потом вспыхнула огнем и в корчиях отпустила доктора, упав на белоснежную поверхность снега и распалась на пел в очищающем огне.
Чансон испуганно наблюдал за всей этой картиной, Субой кажется, видела все тоже, что и он, а значит либо они оба обдолбанные, либо эти твари существуют, возможно, Субой и собиралась помочь доктору, но его сейчас не интересовало кто именно спас его. Святое провидение или хрупкая вьетнамская девушка. Трясущейся рукой он собрал пепел и ничего не говоря, вернулся в кабинет. Там в легком полумраке он копошился по полкам, что бы найти хоть что-нибудь, что уймет странный мандраж и дрожь в руках, он пару раз крепко выругался, переворачивая мешающие полки. Потом схватил какую-то колбу, хотел отпить, но лишь поднеся ко рту, поморщился и схватил другую
- Твою мать, опять соляная, - в другой было что-то, что уже пригодно для питья. Он смешал жидкости из двух колб в одну и сделал пару глотков.
- Там пахло керосином, точно говорю, керосин, а еще там пахло жаренным, - слегка истерично усмехнулся он, первый страх прошел, но осталось странное послевкусие, как если бы смешать джин с сакэ и выхлебать почти до дна, со странным привкусом трупного гниения на губах и запахом керосина. Такое послевкусие как если бы на тебя напал несуществующий монстр, жажда твоей крови…
Перед глазами все окончательно расплылось и превратилось в цветные пятна, рука, на которую он опирал голову, медленно скользила по столу.
- Джин сакэ не товарищ, - пролепетал он - япасаплюсплю – выборматал он, цветному пятну перед глазами, которое так напоминало Субой, и со стуком уронил голову на стол.
Не стоит так экспериментировать с алкоголем, это вредно для здоровья.

@темы: Dr. Hwang